ничего больше.
После всего этого дерьма мне мало просто белой полосы. Я хочу белый круг, белую площадь, я требую белую бесконечность.